Скандинавские сказкиНорвежские народные сказкиДатские народные сказкиШведские народные сказкиФинские народные сказкиИсландские народные сказки
Скандинавская мифологияСкандинавские мифыСкандинавская мифология: Скандинавская мифология: Скандинавская мифология: Сказания о Богах и героях
Саги об исландцахПряди об исландцахСаги о древних временах
 
 
 
 
 
 
 Норвежские сказки

Тролль из Асхауга
Кто нынче мал, завтра велик
Прошлогодняя каша
Гудбранд с косогора
Куколка в траве
Как два мальчика встретили в Хедальском лесу троллей
Как курица пошла весь свет спасать
Чудо-птица
Три принцессы Белого острова
Принц Линдворм
Вороны Ут-Рёста
На восток от Солнца, на запад от Луны
 
 

Принц Линдворм

В замке ее повели наверх, чтобы нарядить, как подобает невесте. Лишь только оказалась она в своей комнате, как попросила одеть себя в десять белоснежных шелковых рубашек, а когда это было исполнено, она распорядилась об одной лохани, полной щелока, о другой полной свежего молока, и о кнутах, которые мог принести в руках крепкий для своих лет десятилетний мальчуган. Все эти требования показались странными ее свите, но король, который чувствовал вследствие своего решения жалость и угрызения совести, приказал ей дать все, о чем они только может попросить.
Быстро была она облачена в сверкающую мантию из золотой ткани и проведена в дворцовый зал. Неожиданно среди собравшихся наступила тишина, девушка почувствовала рядом с собой какое-то движение и в тот же момент впервые в жизни увидела Линдворма, его суживающийся к концу хвост, чешуйчатые бока и его ужасное лицо, наполовину человечье, наполовину змеиное.
Но она была, в конце-концов, ничуть не менее храброй, нежели любая принцесса, и твердо сказала, что согласна. В тот момент каждый из присутствующих лордов вздохнул с облегчением, а каждая дама — с благодарностью. В такой вот обстановке они и были объявлены мужем и женой и проведены на свадебный пир, а с пира — в их собственные палаты. Все проходило под музыку, при свете факелов и в сопровождении почетного эскорта. Но лишь только за ними закрылась последняя дверь, звуки скрипки и флейты, постепенно удаляясь, замерли и в погруженном в сон замке воцарились тишина и ночь.
В то мгновение, когда закрылась дверь, Линдворм повернул свое лицо к дочери пастуха и из его черной пасти показался раздвоенный язык.
— Прекрасная девушка, сбрось рубашку! — приказал он.
Принц Линдворм, — резко бросила она в ответ, хотя сердце ее готово было выпрыгнуть от страха из груди, — сбрось кожу!
— Никто не осмеливался приказывать мне это раньше, — злобно прошипел он.
— А я велю тебе сделать это!
Па мгновение ей подумалось, что он сейчас же проглотит ее, но вместо этого он начал стонать и охать, корчиться и извиваться, и в конце-концов настал миг, когда большая прочная змеиная кожа оказалась рядом с ним на полу. Тогда девушка сбросила первую рубашку и накрыла ей змеиную кожу. Вновь оборотил к ней Линдворм свое лицо.
— Прекрасная девушка, сними рубашку!
— Принц Линдворм, сбрось кожу!
— Никто еще не осмеливался просить меня об этом второй раз! — прошипел он в бешенстве.
— А я велю тебе сделать это!
На мгновение ей подумалось, что он сожрет ее, но вместо этого он начал ворчать и ныть, шуршать и тужиться, и вскоре вторая змеиная кожа легла на пол подле него. Девушка тотчас же сняла с себя вторую рубашку.
В третий раз открылась его черная пасть.
— Прекрасная девушка, сними рубашку!
— Принц Линдворм, сбрось кожу!
— Никто еще не осмеливался говорить мне об этом в третий раз, — прошипел он, точно безумный.
— А я велю тебе сделать это!
В третий раз она подумала, что он убьет и сожрет ее, но вместо этого он начал плакать и рыдать, скручиваться и мучиться, и перед ним легла на пол третья змеиная кожа. Дочь пастуха и эту кожу накрыла шелковой рубашкой.
Так оно и продолжалось. Каждый из них приказывал другому, пока девять сброшенных змеиных кож не оказались лежащими на полу, причем поверх каждой лежала белоснежная рубашка. С каждой сброшенной кожей Линдворм становился все отвратительнее, покуда в конце-концов не превратился в сырую, плотную и скользкую массу, вздымающуюся, вращающуюся и скользящую по всему полу. Тогда дочь пастуха схватила кнуты и, опустив их в щелок, принялась сечь его, что было сил и мочи.


Назад5Далее
 
 Норвежские сказки

Пастор и работник
Поросятина и медовые соты
Шкипер и черт
Святой Олав и тролль
Чудо-девица
Замок Сория-Мория
Скрипач Веслефрик
Рассказы Берты Туппенхаук...
Ловля макрелей
Глупые мужья и вздорные жены
Плут
 
 
 
 
 
 
  трубы напорные асбестоцементные