Скандинавские сказкиНорвежские народные сказкиДатские народные сказкиШведские народные сказкиФинские народные сказкиИсландские народные сказки
Скандинавская мифологияСкандинавские мифыСкандинавская мифология: Скандинавская мифология: Скандинавская мифология: Сказания о Богах и героях
Саги об исландцахПряди об исландцахСаги о древних временах
 
 
 
 
 
 
 Саги об исландцах

Сага о сыновьях Дроплауг
Сага о Названных братьях
Сага о Битве на Пустоши
Сага о Гуннаре Убийце Тидранди
Сага о Торстейне Белом
Сага о Ньяле
Сага о Греттире
Сага о людях из Лососьей долины
Сага об Эгиле
Сага о Людях с Песчаного Берега
Сага о Финнбоги Сильном
 
 

Сага о людях из Лососьей долины

VII

Олав Фейлан был самым младшим из детей Торстейна. Он был человек рослый и сильный, красивый собой и во всем умелый. Унн ценила его больше, чем кого-либо другого, и объявила перед всеми, что намеревается оставить Олаву после своей смерти все свои владения в Хвамме. Бремя старости становилось для Унн все тяжелее. Она призвала к себе Олава Фейлана и сказала:
— Пришло мне на ум, милый, что тебе следовало бы завести свое хозяйство и жениться.
Олав хорошо принял эти слова и сказал, что последует ее совету в этом деле.
Унн сказала:
— Я больше всего желала бы, чтобы твою свадьбу сыграли в конце этого лета. Тогда легче припасти все необходимое, а мне думается, что наши друзья соберутся в большом числе. Я полагаю также, что это последний пир, который я устрою.
Олав ответил:
— Это ты хорошо сказала, но я намереваюсь взять только такую жену, которая не умалила бы ни твоего богатства, ни твоей власти.
Осенью того же года Олав Фейлан женился на Альвдис. Их свадьба была в Хвамме. Унн потратила много средств на это празднество, потому что она велела позвать именитых людей со всех концов страны. Она пригласила брата своего Бьёрна и брата своего Хельги Бьолана, и каждый из них приехал со многими спутниками. Прибыли также Колль из Долин, муж ее внучки, и Хёрд из Хёрдадаля, и много других знатных людей. Много народу было на празднестве, и все же приехали далеко не все люди, которых Унн пригласила, потому что для людей с Эйяфьорда путь был слишком далек.
Унн так изнемогла под бременем старости, что вставала не раньше полудня и рано ложилась в постель. Она никому не позволяла говорить с собой о каком-либо деле с того часа, когда она ложилась спать, до того часа, когда была одета. Гневными были ее ответы, если кто-нибудь спрашивал ее о здоровье.
В день свадьбы Унн спала довольно долго, но была уже на ногах, когда прибыли гости. Она пошла им навстречу и достойно приветствовала своих родичей и друзей. Она сказала, что это было любезно с их стороны — совершить такой долгий путь.
— Я прежде всего имею здесь в виду Бьёрна и Хельги, но хочу поблагодарить и всех вас, кто прибыл сюда, — добавила она.
Затем Унн вошла в главный дом, и множество людей вошло вместе с нею. И когда они осмотрелись, то все стали дивиться роскоши празднества.
Тогда Унн сказала:
— Я беру в свидетели брата моего Бьёрна, и Хельги, и других моих родичей и друзей: этот двор со всем добром, все, что вы здесь видите, передаю я в руки Олава, родича моего, чтобы он всем владел и распоряжался.
После этого Унн поднялась и сказала, что она хочет отправиться в тот дом, в котором она обычно спала, и попросила, чтобы каждый продолжал веселиться, как ему хочется, и чтобы все воздали должное браге. Рассказывают, что Унн была женщиной высокого роста и крепкого телосложения. Она быстро вышла, и люди говорили между собой о том, какая она еще статная. Весь вечер люди пили, пока им не подумалось, что время идти спать.
На следующее утро Олав Фейлан пошел в спальный дом своей бабушки Унн, и когда он вошел туда, Унн сидела на постели, откинувшись на подушки. Она была мертва. Затем Олав пошел в главный дом и рассказал эту новость. Люди восхищались тем, как Унн сохранила свое достоинство до дня смерти. Так заодно справили оба празднества — свадьбу Олава и тризну по Унн.
В последний день празднества Унн перенесли в курган, который был для нее воздвигнут. Ее положили внутрь холма в ладье, и много богатств было положено вместе с нею. Затем над нею насыпали курган.
Олав Фейлан по совету своих родичей, которые там присутствовали, вступил тогда во владение двором в Хвамме и всеми богатствами. И когда празднество пришло к концу, Олав преподнес достойнейшим мужам, перед тем как они уехали, великолепные подарки. Олав стал могучим мужем и большим хёвдингом. До своей старости он жил в Хвамме. Сыном Олава и Альвдис был Торд Ревун, который взял в жены Хродню, дочь Скегги из Мидфьорда. Их сыновьями были Эйольв Серый, Торарин Жеребячий Лоб и Торкель Кугги. Дочерью Олава Фейлана была Тора, которая стала женой Торстейна Трсскоеда, сына Торольва Бородача с Мостра. Их сыновьями были Бёрк Толстый и Торгрим, отец Снорри Годи. Имя другой дочери Олава было Хельга. Она была женой Гуннара, сына Хлива. Их дочерью была Йофрид, ставшая женой Тородда, сына Одда из Тунги, затем женой Торстейна, сына Эгиля, Другая дочь Гуннара, Торунн, была женой Херстейна, сына Торкеля, сына Кетиля Дремы, Имя третьей дочери Олава было Тордис. Она была женой законоговорителя Торарина Брата Раги.
В то время, когда Олав жил в Хвамме, заболел и умер его зять Колль из Долин. Сын Колля Хёскульд был в молодых годах, когда его отец умер. Он обладал зрелым разумом, еще будучи юношей годами. Хёскульд был человеком красивым и деятельным. Он унаследовал все отцовское добро и хозяйство. Двор, в котором раньше жил Колль, по нему получил свое прозвище. Он стал называться Хёскульдсстадир (Двор Хёскульда). Вскоре Хёскульд, владелец большого хозяйства, стал пользоваться немалым почетом, потому что у него была хорошая опора — родичи и друзья, которых приобрел его отец Колль.
Но Торгерд, дочь Торстейна, мать Хёскульда, была еще молодой и очень красивой женщиной. После смерти Колля она не чувствовала себя счастливой в Исландии. Поэтому она сообщила Хёскульду, своему сыну, что хочет покинуть страну, захватив с собой все, что досталось на ее долю из наследства. Хёскульд сказал, что мысль о разлуке с нею очень тяжела ему, но что в этом, как и во всем остальном, он не будет препятствовать ее воле. Затем Хёскульд купил для матери половину корабля, который стоял в Дёгурдарнесе. Тогда Торгерд с большими богатствами взошла на корабль. Затем корабль вышел в открытое море, и благополучно совершил свое плавание, и прибыл в Норвегию. Торгерд нашла в Норвегии многочисленную родню и много именитых родичей. Они приняли ее хорошо и оказали ей такое гостеприимство, какого она только могла пожелать. Торгерд была довольна этим приемом и сказала, что намеревается навсегда там поселиться.
Торгерд недолго оставалась вдовой. Вскоре нашелся человек, который посватался к ней. Он звался Херьольвом. Он был лендрманн, богатый и очень уважаемый человек. Херьольв был человеком сильным и высокого роста. Лицо его не было красиво, но у него была статная осанка, и он был очень умелым воином. Когда он посватался, Торгерд сама должна была дать ответ, потому что она была вдовой, и по совету своих родичей она не отвергла это предложение. Она вышла замуж за Херьольва и отправилась с ним в его дом. Жизнь их протекала в добром согласии. Вскоре всем стало заметно, что Торгерд очень домовита. Все полагали, что Херьольв стал жить совсем по-другому и много достойнее с тех пор, как он получил такую жену, как Торгерд.

VIII

Херьольв и Торгерд не долго прожили вместе, как им был дарован сын. Мальчик был окроплен водою и наречен именем Хрут. Вскоре, когда он подрос, он стал статным и сильным. Он был лучше сложен, чем другие люди, — высокий и широкоплечий, с тонким станом и соразмерными руками и ногами. Хрут был очень хорош собой, так же как в свое время его дед Торстейн или Кетиль Плосконосый. Но прежде всего он был деятельным и умелым человеком.
Херьольв заболел и умер. Многим людям показалось это большой потерей. После этого Торгерд потянуло обратно в Исландию, и она захотела посетить своего сына Хёскульда, потому что любила его больше, чем других людей, а Хрута она могла оставить в надежных руках, у своих родичей. Торгерд направилась в Исландию и приехала к своему сыну Хёскульду в Лососью Долину. Он принял свою мать с почетом. У нее было с собой много добра, и она оставалась у Хёскульда до самой смерти. Прошло немного зим, и Торгерд смертельно заболела и умерла, и была погребена в кургане, а Хёскульду досталось все ее добро, хотя его брат Хрут должен был получить половину.

IX

В то время Норвегией правил Хакон, воспитанник Адальстейна. Хёскульд был его дружинником. Он зимовал то у короля Хакона, то в своем доме. Имя его было знаменито как в Норвегии, так и в Исландии.
Жил человек по имени Бьёрн. Он занял землю на Бьярнарфьорде (Фьорд Бьёрна) и жил там. Его именем назван фьорд. Фьорд этот вклинивается в страну севернее Стейнгримсфьорда (Фьорд Стейнсгрима), и между ними тянется горный кряж. Бьёрн был человек с видной родней и богатый. Жену его звали Люва. Дочь их Йорунн была красивой и надменной девушкой и отличалась необыкновенным умом. Во всей западной части страны она считалась лучшей невестой. Об этой девушке прослышал Хёскульд, а также о том, что Бьёрн был первым бондом на Побережье. Хёскульд верхом с девятью людьми поехал навестить Бьёрна в Бьярнарфьорде. Он был хорошо принят, так как Бьёрн слышал о нем много.
Затем Хёскульд завел речь о своем сватовстве, и Бьёрн отвечал ему согласием, добавив, что, по его мнению, его дочери не найти лучшего жениха, однако он должен все же предоставить решение ей. И когда он сообщил об этом Йорунн, она отвечала следующими словами:
— О тебе, Хёскульд, идет такая слава, что твое предложение нам следует принять, ибо мы надеемся, что женщина, которая выйдет за тебя замуж, ни в чем не будет нуждаться. Однако мой отец должен решить это, я же подчиняюсь его желанию.
Долго ли, коротко ли шла об этом речь, но кончилось тем, что Йорунн была помолвлена с Хёскульдом и принесла ему большое приданое. Свадьбу должны были сыграть в Хёскульдсстадире. Когда это порешили, Хёскульд уехал домой, на свой двор, и оставался дома в ожидании свадьбы. Бьёрн явился на свадьбу с севера, его сопровождало много нарядно одетых людей. Хёскульд также пригласил множество гостей, своих родичей и друзей, и празднество это было великолепным. И когда празднество кончилось, каждый из гостей пустился в обратный путь, провожаемый напутствиями и с богатыми дарами. Йорунн, дочь Бьёрна, осталась в Хёскульдсстадире и вместе с Хёскульдом принялась за хозяйство. По тому, как вела она дело, можно было заключить, что она умна, не боится работы и опытна во многих делах, однако несколько надменна. Их совместная жизнь с Хёскульдом была хорошей, хотя они мало беседовали друг с другом.
Хёскульд стал теперь большим хёвдингом. Он был могуч и деятелен и обладал немалыми богатствами. Он ни в чем не уступал своему отцу Коллю. Хёскульд и Йорунн недолго прожили вместе, как им были дарованы дети. Один из их сыновей звался Торлейк. Он был старшим из всех детей. Второго звали Бард. Одну дочь звали Халльгерд — ту, которая впоследствии получила прозвище Длинноногая. Другую их дочь звали Турид. Все они обещали стать выдающимися людьми.
Торлейк вырос высоким и сильным и очень статным, однако он был нелюдим и суров. Люди находили в нем признаки того, что он не будет миролюбив. Хёскульд всегда говорил, что он нравом пойдет в людей с Побережья.
Сын Хёскульда Бард тоже отличался статным сложением, был разумным и сильным. По характеру его можно было сказать, что он скорее будет похож на родных своего отца. Уже с юности он отличался ровным обхождением, и люди его любили. Хёскульд любил его больше других своих детей. Дом Хёскульда был тогда в расцвете богатства.
В ту пору Хёскульд выдал замуж сестру свою Гро за Велейна Старого. Их сыном был Берси Единоборец.


Назад2Далее
 
 Саги об исландцах

Сага о Союзниках
Сага о Гисли
Сага о Хёрде и островитянах
Сага о Курином Торире
Сага о Гуннлауге Змеином Языке
Сага об Эйрике Рыжем
Сага о Храфнкеле Годи Фрейра
Сага о гренландцах
Жизнь Снорри Годи
Сага о Торстейне Битом