Скандинавские сказкиНорвежские народные сказкиДатские народные сказкиШведские народные сказкиФинские народные сказкиИсландские народные сказки
Скандинавская мифологияСкандинавские мифыСкандинавская мифология: Скандинавская мифология: Скандинавская мифология: Сказания о Богах и героях
Саги об исландцахПряди об исландцахСаги о древних временах
 
 
 
 
 
 
 Пряди об исландцах

Прядь о Торстейне с Восточных Фьордов
Сага о Хромунде Хромом
Сон Торстейна сына Халля с Побережья
Прядь об Оттаре Чёрном
Прядь о Стуве
Прядь о гренландцах, или Прядь об Эйнаре сыне Сокки
Прядь о Торде Золотой Асы
Прядь о Торлейве Ярловом Скальде
Прядь о Хравне сыне Гудрун
Прядь о Хрейдаре
Прядь о Пивном Капюшоне
О Халльдоре, сыне Снорри
Прядь о Брандкросси
 
 

Прядь о Хравне сыне Гудрун

II

Хравн рос у своей матери. Он был человек статный и сильный, добродушный и веселый, и многие любили его. Он часто ходил играть в Стад. Торгрим обходился с ним хорошо, и Хравну это нравилось. Они с Кальвом, сыном Торгрима, всегда играли вместе. Хравну тогда было пятнадцать лет. Кальв был старше его, но слабее, и ему доставалось от Хравна, потому что тот всегда старался добиться победы.
Однажды, когда они играли вместе, Кальв сказал:
— Не умеешь ты, Хравн, обуздывать свою силу, видно, не миновать тебе судьбы твоего отца. Хравн отвечает:
— Что ж необычного в том, что люди умирают? Со всяким может случиться! Кальв сказал:
— Похоже, от тебя скрыли, от чего он умер. Он был убит, и это — дело рук моего отца, а я убью тебя.
Хравн повернулся и ушел, ничего не сказав. Вечером он воротился домой не в духе. Мать спросила его, в чем дело. Он отвечает:
— Ты мне говорила, что мой отец умер от болезни, а Кальв сегодня бросил мне, что он был убит, и мне кажется странным, что ты скрыла это от меня.
Она отвечает;
— Я поступила так, считая, что ты еще слишком молод, чтобы противостоять могущественным людям. Но теперь это неважно, раз они сами позаботились о том, чтобы тайное стало явным.
Хравн спросил:
— Где похоронен мой отец?
Она сказала, что это место поросло дерном. Хравн ответил:
— Я все равно схожу туда, и я рад, что узнал правду. Многое теперь зависит от того, насколько храбр и вынослив будет его сын.
После этого он опять отправился играть, и никто не видел его печальным.
Так продолжалось до тех пор, пока ему не исполнилось восемнадцать лет. Как-то раз, когда Хравн одевался после игры, Кальв сказал:
— Хравну больше по вкусу бить по мячу, чем мстить за своего отца.
Хравн отвечает:
— За этим дело не станет.
Тут он подскочил к Кальву и нанес ему смертельный удар.
Торгрим сказал:
— Случилось то, чего и следовало ожидать, однако мы это так не оставим.
Хравн пришел домой и рассказал матери об убийстве. Она сказала, что как бы им не пришлось дорого за это заплатить.
— Теперь я могу лишиться сына, как раньше лишилась мужа, — сказала она. — Тебе надо уходить отсюда, потому что я не смогу тебе помочь.
Она вышла с ним во двор и отвела его в амбар. Там был большой подпол и в нем припасы и все необходимое. Он спустился туда и ни в чем не нуждался.
На следующее утро туда явился Торгрим и с ним двенадцать человек. А Гудрун за ночь собрала людей с ближайших дворов, так что у нее было больше народу, чем у Торгрима. Торгрим сказал:
— Мы ищем Хравна, твоего сына. Выдай нам его. Гудрун отвечает:
— Неудивительно, что ты ищешь убийцу твоего сына, однако его здесь нет. Неужто ты считаешь, что у меня хватило бы силы или дерзости прятать его здесь, у тебя под самым носом!
Он отвечает:
— Я думаю, будь он здесь, ты не стала бы говорить об этом всем и каждому, а потому мы хотим обыскать твой двор.
Она отвечает:
— Меня еще никто не ставил на одну доску с ворами, и тебе не удастся учинить обыск, покуда народу у тебя меньше, чем у меня.
Тут она велит выйти своим людям. Торгрим сказал:
— Что ж, беззащитной тебя не назовешь.
Он уехал, так ничего и не добившись.
На следующее лето на альтинге Торгрим объявил Хравна вне закона. Как раз в это время в Хрутафьорде готовился к отплытию торговый корабль, принадлежавший норвежцам. Одного из них звали Эйнар, он был родом из Наумдаля, другого — Бьярни. Эйнар был человек богатый и хороший воин, он был большим другом конунга Магнуса Доброго. С ним на корабле находился его брат, Сигурд. Он был еще совсем молод и подавал большие надежды.
Торгрим, как только вернулся с тинга, не откладывая поехал на корабль. Купцы уже собирались выйти в море. Он сказал им:
— Знайте, что у меня здесь есть один человек, объявленный вне закона, зовут его Хравн, и я хочу предупредить вас, чтобы вы не перевозили его через Исландское море, если он вас об этом попросит.
Они ответили, что без труда смогут спровадить любого негодяя. Немного погодя к кораблю пришли мать и сын и попросили Эйнара кормчего сойти на берег. Когда они встретились, Гудрун сказала:
— Я привела к вам моего сына, который попал в беду, хотя многие, вероятно, скажут, что он вел себя как настоящий мужчина. Но теперь, когда он объявлен вне закона, у меня не хватит силы защитить его от Торгрима, и потому я хочу, чтобы вы увезли его из страны. Я надеюсь, что вы примете его сторону и в ваших глазах будут иметь больший вес его уважаемые родичи в Норвегии и обстоятельства этого дела, чем жестокость и бесчестье Торгрима, который без всякого повода убил моего мужа, отца Хравна, и не понес за это никакого наказания.
Эйнар сказал:
— Этот человек не внушает нам доверия. Я против того, чтобы перевозить объявленных вне закона.
Тут Сигурд, его брат, сказал:
— С какой стати ты отказываешь ему? Неужто ты не видишь, что он человек многообещающий и смело отомстил за свои обиды? Иди лучше ко мне, Хравн, хотя я и не смогу оказать тебе такую же поддержку, как мой брат. Поднимайся скорей на корабль, дует попутный ветер, и мы уже отплываем. Что у тебя за родичи в Норвегии?
Хравн отвечает:
— Моя мать говорит, что Сигват скальд[1] приходится ей братом.
Сигурд сказал:
— Я думаю, родство с ним должно пойти тебе на пользу.
Тут он убрал сходни, затем подняли якорь, и корабль понесло прочь от берега. В этот момент Торгрим спустился на берег и сказал, обращаясь к купцам:
— Сдается мне, вы нарушили свое слово.
Сигурд сказал:
— Торгрим сейчас совсем близко, покажись-ка ему, Хравн.
Хравн вскочил на тюки с товарами и сказал:
— Он не настолько близко, чтобы я смог достать его секирой.
Тут Бьярни попросил отправить Хравна на берег. Сигурд сказал:
— Попади он против своей воли в лапы к Торгриму, я бы уж, верно, позаботился о том, чтобы кое-кто за это поплатился. Однако сейчас, я думаю, будет лучше поднять парус.
Так и сделали. Дул попутный ветер, и они приплыли в Транд-хейм.


Назад2Далее
 
 Пряди об исландцах

Прядь о Гисле сыне Иллуги
Об Аудуне с Западных Фьордов
Прядь о Торстейне Палаточнике
Прядь об Одде сыне Офейга
Прядь о Тидранди и Торхалле
Из пряди «О Халли Челноке»
Прядь об Иваре сыне Ингимунда
Прядь о Токи
О Торстейне Морозе
Прядь о Торварде Вороньем Клюве
Прядь о Сигурде с Городищенского Фьорда
Об исландце-сказителе
Прядь о Бранде Щедром