Скандинавские сказкиНорвежские народные сказкиДатские народные сказкиШведские народные сказкиФинские народные сказкиИсландские народные сказки
Скандинавская мифологияСкандинавские мифыСкандинавская мифология: Скандинавская мифология: Скандинавская мифология: Сказания о Богах и героях
Саги об исландцахПряди об исландцахСаги о древних временах
 
 
 
 
 
 
 Пряди об исландцах

Прядь о Торстейне с Восточных Фьордов
Сага о Хромунде Хромом
Сон Торстейна сына Халля с Побережья
Прядь об Оттаре Чёрном
Прядь о Стуве
Прядь о гренландцах, или Прядь об Эйнаре сыне Сокки
Прядь о Торде Золотой Асы
Прядь о Торлейве Ярловом Скальде
Прядь о Хравне сыне Гудрун
Прядь о Хрейдаре
Прядь о Пивном Капюшоне
О Халльдоре, сыне Снорри
Прядь о Брандкросси
 
 

Прядь о Пивном Капюшоне

II

Одного человека звали Бродди сын Бьярни, он был шурином Торстейна и сидел рядом с ним. Бродди было тогда двадцать лет. Когда Пивной Капюшон вышел из землянки, после того как Торстейн отказал ему в помощи, Бродди сказал:
— Сдается мне, зять, что этот человек не заслуживает изгнания, и мало чести тем, кто так заносится, что вчинил ему иск. Я думаю, ты согласишься, что было бы благороднее оказать ему поддержку.
Торстейн отвечает:
— Помогай ему, коли тебе так хочется, а я тебя в этом поддержу, как и во всем другом.
Бродди поручил одному человеку привести Пивного Капюшона. Тот вышел и увидел его у стены землянки. Он стоял там и жалобно плакал. Человек пригласил Пивного Капюшона в землянку и приказал перестать плакать:
— И не вздумай хныкать, когда войдешь к Торстейну.
Пивной Капюшон заплакал от радости и поступил, как ему было ведено.
Когда они предстали перед Торстейном, Бродди сказал:
— Торстейн, мне кажется, не прочь тебя поддержать и он считает, что дело это вздорное. Не мог же ты спасать чужие леса, когда сжег свой.
Пивной Капюшон спросил:
— Кто этот видный человек, что сейчас говорит со мной?
— Зовут меня Бродди, — отвечает тот. Тогда Пивной Капюшон сказал:
— Уж не Бродди ли ты, сын Бьярни?
— Так и есть, — говорит Бродди.
— Ты и выглядишь благороднее других, — сказал Пивной Капюшон, — и имеешь на то основания.
Тут он разговорился и совсем осмелел.
— Пора тебе, Бродди, помочь ему, раз ты так решил, — сказал Торстейн, — а то, что-то уж больно он тебя расхваливает.
Бродди поднялся, и с ним много людей, и вышел из землянки. Он отвел Пивного Капюшона в сторону и поговорил с ним с глазу на глаз. Затем они направились на поле тинга. Там собралось много народу, все они были на лёгретте. А когда люди разошлись, Гудмунд и Скафти остались сидеть и толковать о законе. Бродди и его спутники бродили по полю тинга, а Пивной Капюшон отправился на лёгретту. Он упал на землю, подполз к их ногам и сказал:
— Я счастлив, что повстречал вас, знатные люди и милостивые хёвдинги! Может быть вы не откажете мне в помощи, добрые люди, хотя я и недостоин этого, потому что без вашей поддержки мне конец.
Долго пересказывать все, что говорил Пивной Капюшон, а держал он себя как самый ничтожный человек. Гудмунд сказал, обращаясь к Скафти:
— Жалок этот человек.
Скафти отвечает:
— Куда же подевалось твое высокомерие, Пивной Капюшон? Не думал ты весной, когда мы вчиняли иск, что тебе придется просить меня разрешить нашу тяжбу. Видно, мало тебе было проку от поддержки хёвдингов, которой ты мне тогда грозился.
Пивной Капюшон говорит:
— Был я тогда не в себе, и что всего хуже, не хотел, чтобы ты сам нас рассудил. А о хёвдингах и говорить нечего: стоит им только вас завидеть, как они все становятся малодушными. Счастлив буду я, если вы возьметесь разрешить мое дело. Могу ли я только на это надеяться? Ведь ты, Скафти, должно быть, так на меня разгневался, что теперь и не захочешь за это браться. До чего же я был глуп и неразумен, когда ответил отказом на твое предложение, а теперь я не осмеливаюсь показаться на глаза свирепым людям, которые наверняка убьют меня, если вы оба за меня не заступитесь.
Он все твердил одно и то же и говорил, что почтет за счастье, если они сами возьмутся рассудить их тяжбу:
— Сдается мне, что сохраннее всего моим деньгам будет у вас.
Гудмунд сказал, обращаясь к Скафти:
— Не думаю, что он заслуживает изгнания. Не пойти ли нам ему навстречу, позволив самому выбрать людей для ведения тяжбы? Не знаю только, как на это посмотрят другие истцы.
— В таком случае, добрые люди, — говорит Пивной Капюшон, — вы не откажете мне потом в своей защите.
Скафти сказал:
— В моей власти покончить с этим делом, ибо я его возбудил. Так и поступим, Пивной Капюшон: мы с Гудмундом возьмем все на себя и сами вынесем решение, и тем прекратим тяжбу. Думаю, это пойдет тебе на пользу.
Пивной Капюшон поднялся, и они подали друг другу руки. После этого Пивной Капюшон назвал одного за другим свидетелей, и те подошли. Первыми Пивной Капюшон назвал Бродди и его спутников.
Скафти сказал:
— Ответчик пригласил нас с Гудмундом рассудить это дело, и хотя все мы, потерпевшие ущерб, договорились, что сами сообща вынесем по нему решение, мы с Гудмундом охотнее других готовы взять это на себя, если только Торхалль согласится. Вы — свидетели, что дело это требует уплаты штрафа, а не изгнания. Ударим по рукам, и я объявляю об окончании тяжбы, которую я начал весной.
После этого они ударили по рукам.
Тогда Скафти сказал Гудмунду:
— Не покончить ли нам на месте с этим делом?
— Твоя правда, — ответил Гудмунд. Пивной Капюшон сказал:
— Не стоит так спешить, ведь я еще не решил, кого мне выбрать — вас или других.
Гудмунд сказал:
— По нашему соглашению выносить решение должны мы, если только ты не выберешь для этого кого-нибудь другого из числа тех, кто вместе с нами вчинил тебе иск.
Пивной Капюшон отвечает:
— Не о том ли я хлопотал все это время, чтобы судили не они? Однако когда мы ударили по рукам, было решено, что те двое, кого я назову, будут выбраны по моему усмотрению.
Спросили у свидетелей. Люди Гудмунда и Скафти стали спорить, что был такой уговор, но Бродди и его спутники подтвердили, что так и было условлено и что Пивной Капюшон сам должен назначить людей, чтобы те вынесли решение.
Тогда Скафти сказал:
— Что за этим кроется Пивной Капюшон? Я вижу, ты уже не поджимаешь хвост, как прежде. Кому же ты намерен поручить рассудить нас?
Пивной Капюшон сказал:
— Не долго стану я раздумывать. Я выбираю Торстейна сына Халля, и Бродди сына Бьярни, его шурина, и думаю, что это больше пойдет на пользу делу, чем ваше вмешательство.
Скафти сказал, что по его мнению дело и так обстоит не плохо, кто бы его ни решал:
— Потому что дело наше ясное и правое, а у них достанет ума понять, что с тобой нужно поступить по всей строгости закона.
ивной Капюшон присоединился к спутникам Бродди, и люди разошлись по землянкам.


Назад2Далее
 
 Пряди об исландцах

Прядь о Гисле сыне Иллуги
Об Аудуне с Западных Фьордов
Прядь о Торстейне Палаточнике
Прядь об Одде сыне Офейга
Прядь о Тидранди и Торхалле
Из пряди «О Халли Челноке»
Прядь об Иваре сыне Ингимунда
Прядь о Токи
О Торстейне Морозе
Прядь о Торварде Вороньем Клюве
Прядь о Сигурде с Городищенского Фьорда
Об исландце-сказителе
Прядь о Бранде Щедром