Скандинавские сказкиНорвежские народные сказкиДатские народные сказкиШведские народные сказкиФинские народные сказкиИсландские народные сказки
Скандинавская мифологияСкандинавские мифыСкандинавская мифология: Скандинавская мифология: Скандинавская мифология: Сказания о Богах и героях
Саги об исландцахПряди об исландцахСаги о древних временах
 
 
 
 
  здесь маска для лица
 
 Пряди об исландцах

Прядь о Торстейне с Восточных Фьордов
Сага о Хромунде Хромом
Сон Торстейна сына Халля с Побережья
Прядь об Оттаре Чёрном
Прядь о Стуве
Прядь о гренландцах, или Прядь об Эйнаре сыне Сокки
Прядь о Торде Золотой Асы
Прядь о Торлейве Ярловом Скальде
Прядь о Хравне сыне Гудрун
Прядь о Хрейдаре
Прядь о Пивном Капюшоне
О Халльдоре, сыне Снорри
Прядь о Брандкросси
 
 

Прядь о Сигурде с Городищенского Фьорда

Однажды летом прибыл в Исландию человек, которого звали Грим. Родом исландец, он долго находился в отъезде. Был он дружинником конунга Олава и одно время служил у него на корабле баковым воином. Грим был значительный человек; прожив в Исландии зиму, следующим летом он поехал на тинг.
Тогда жил Торкель сын Рыжего Бьёрна с запада Городищенского Фьорда, из Прутового Перевала. Торкель был на Альтинге, с ним случилось несчастье во время шествия к Скале Закона, — Торкель Тряпка упал и его потоптали ногами, в тесной толпе. Торкель встал на ноги и очень разозлился. Он винил Грима, названного выше, что тот больше всего его топтал.
Был с Торкелем на тинге человек по имени Сигурд. Он был муж сильный и ловкий.
Торкель попросил Сигурда отомстить Гриму своё бесчестье. Вечером, когда Грим собирался лечь и разделся, в палатку вбежал Сигурд и напал на ничего не подозревавшего Грима с оружием. Грим проявил доблесть, но мало оказал сопротивления, потому что был безоружен, и пал там.
Об этом убийстве родичи Грима затеяли судебную тяжбу и объявили Сигурда вне закона на этом же тинге, а Торкель Тряпка уехал летом восвояси. Сигурд прибыл в Норвегию осенью и назвался другим именем.
Конунг Олав узнал от купцов, приплывших из Исландии, что Грим, воин его, убит, и что убийца, наверное, уже здесь. Тогда конунг очень разгневался и тут же отправился с отрядом людей к купеческим кораблям искать этого человека, и скоро обнаружил виновника, как тот ни скрывался. Был Сигурд схвачен и закован.
Затем созвал конунг многолюдный тинг. Привели Сигурда и поставили перед тингом. Конунг велел раздеть его и сказал, что должно затравить его собаками до смерти.
Тогда выступил перед конунгом один из его дружинников и сказал:
— Государь, мы согласны, что этот человек заслужил лютую смерть. Ныне просьба и совет твоих людей, чтобы ты позволил этому человеку исправиться, возьми своим слугою такого храброго человека на место убитого, потому что он не более невоинственный, чем был Грим.
Конунг ответил:
— Он должен принять ту смерть, какая ему назначена, чтобы другие опасались убивать моих людей без вины.
И когда дружинник увидел, что конунг ничего не хочет сделать по его просьбе, он отправился к епископу Сигурду и рассказал, что происходит. Епископ тут же послал его обратно к конунгу с просьбой пощадить этого человека.
Конунг отвечал:
— Епископ не может лучше видеть суть людей, чем я. Сейчас же разденьте его.
Так и было сделано. Затем окружили Сигурда кольцом людей и спустили собак на него, голого и связанного. И рассказывают, что он так смело смотрел на собак, что они отворачивались от него; и что, когда он с кем-то встречался взглядом, то не казался таким злобным, как поспешили о нём судить. Тогда конунг подозвал самого свирепого пса, Виги, погладил его и указал на обнаженного человека. Пес проявил неохоту, однако встал и ощетинился, бросился на Сигурда и укусил, и наконец, подбежал к конунгу и улёгся у его ног. А когда Сигурд почувствовал муку, он вскочил с трудом, так как ноги у него были свободны, а руки связаны. Прыгнул он на людей и тут же упал мертвым.
И когда епископ узнал про это, сурово упрекал он конунга, так что тот пал к ногам епископа и просил смиренно прощения с искренним раскаянием и признал со слезами, что много согрешил пред Господом этим злым делом. Епископ склонился к примирению Бога ради, как скоро увидел конунгово раскаяние и, однако, наложил на него публичную епитимью за этот грех.


Назад  
 
 Пряди об исландцах

Прядь о Гисле сыне Иллуги
Об Аудуне с Западных Фьордов
Прядь о Торстейне Палаточнике
Прядь об Одде сыне Офейга
Прядь о Тидранди и Торхалле
Из пряди «О Халли Челноке»
Прядь об Иваре сыне Ингимунда
Прядь о Токи
О Торстейне Морозе
Прядь о Торварде Вороньем Клюве
Прядь о Сигурде с Городищенского Фьорда
Об исландце-сказителе
Прядь о Бранде Щедром